Казусов было много. Самый крупный, запомнившийся мне особенно, случился при получении налогового номера в первые дни в Афинах. Он оставил след в памяти как напоминание о том, что греческая бюрократия – это не просто информация, принятая к сведению из статей, почерпнутых в интернете, но и факт, который имеет место быть и окрашивающий происходящие события в тона абсурда.

Голова у меня была забита множеством дел, от поиска квартиры, до списка всех тех бумажек и документов, которые мне нужно было бы получить, если я собирался провести в Греции довольно длительное время и стать резидентом. Так как греческим языком я, конечно же, не владел, основным источником была информация на английском. или греческий язык, с горем пополам переведенный в Гугл транслейте. Нет нужды напоминать о том, что будучи реальным номадом, я приехал в абсолютно незнакомую страну, где я не знал никого, где у меня не проживали родственники или знакомые и где у меня не было друзей. Именно это, наверное, и придавало особенный драйв моим первым дням пребывания на земле Эллады

Свое свидетельство о рождении я привез из Амстердама. В Амстердам оно попало из Риги, куда было перевезено из Москвы после собственно выдачи в Омске в 2003 году (повторно). В нем на русском языке была информация обо мне как о человеке, родившемся в городе Омск 20-го января 1978 года, имеющим мужской пол, место и город рождения (Омск, Россия), фамилию (А…), имя Артем (почти греческое Артемис), национальность (латыш) и имена/отчества родителей – Галина Владимировна и Александр Владимирович.

После некоторых приготовлений я нашел офис налоговой службы. А знаете, в чем самый прикол для таких людей, как я, приехавших из ниоткуда в никуда и пытающихся получить документы? это то, что нужно обладать каким-нибудь признаком благонадежности и оседлости. В Греции этим препятствием, готовым к преодолению, является налоговый номер резидента Греции, проживающего в стране постоянно и имеющего адрес.

Спасибо моему другу из Фейсбука, который дал мне свой номер и тем самым благословил меня на дальнейшее. Имея этот номер, на крыльях успеха, я заполнил две или три формы в налоговой инспекции и, сверив информацию, поставил свою подпись. Я получил налоговый номер, который позволил мне попросить хозяина квартиры “оформить договор аренды через налоговую” с тем, чтобы впоследствии заключить годовой контракт на интернет в СИТА.

Спустя несколько дней мне нужно было перевести свидетельство о рождении с русского на греческий язык для того, чтобы получить очередной номер “номер социального страхования АМКА”. У меня просто глаза на лоб полезли, когда русская переводчица сказала мне, глядя в мое свидетельство о рождении и бумажку с налоговым номером АФМ, что имя моего отца записано неправильно – Владимир (вместо Александра).

Я испытал кратковременный, но очень сильный шок. Дело в том, что в Греции, как и в России, в ходу отчество и является (в отличие от России), чуть ли не второй фамилией. Я об этом за годы проживания в Европах подзабыл, и пришлось мне это вспоминать очень долго и мучительно на практике в процессе изменения имени отца Владимир (ошибочное) на Александр (настоящее).

Нет нужды напоминать себе о том, что в течении двух-трех дней, потребовавшихся на эту процедуру, я вспоминал отца довольно часто, дай Бог ему здоровья и не преминал давать волю своим эмоциям, как-то гневу, ярости, раздражению.

Дело в том, что мой друг из Фейсбука был не из Афин, а из другого города Ламиа, километрах в трехстах к северу. И так как его налоговый номер находился в ведении той налоговой службы, Афинская налоговая отказалась менять имя отца (хотя все формуляры я заполнял и подписывал у них) и отсылала меня в Ламию. Такого шока я еще не испытывал.

– Но ведь эта просто ошибка, я забегался, и написал вместо одного имени другое! – кричал я в негодовании, втайне надеясь, что надо мной сжалятся, поменяют имя там в своем допотопном компьютере, и мы с миром разойдемся.

Но не тут-то было. Женщина из Афинской налоговой была непреклонна, хотя и проявляла признаки дружелюбия – пропускала в кабинет вне очереди, сетовала на то, что на следующий день с работы уйдет пораньше, так как нужно ехать к брату.

– Вот вам телефон, – написала она на кусочке бумаги. – Звоните.

Я звонил. Несколько раз и два дня. Я даже не спал ночью в перерыве между этими двумя днями. Но-таки уломал налоговую из Ламии поменять имя моего отца. Особенно после того, когда они попросили пойти в посольство Россиии “заверить перевод апостилем” (ахх, да нет у меня Российского паспорта, у меня только свидетельство о Рождении из России!!!)

– Знаете что, не выводите меня из себя. You are really getting me pissed off right now, – не сдерживая выражений грубо бросил я в трубку, живо представив, что поход за каким-то апостилем может обернуться днями, если не неделями бесполезной траты времени. – На свидетельстве о Рождении стоит апостиль, международная печать, она признается такой-то и такой-то конвенцией, – кричал я в трубку, выдумывая на ходу факты, – и апостиль не нуждается во втором апостиле потому, что он уже является апостилем.

Я, честно, силой своих эмоций пытался убедить невидимого собеседника в своей правоте, как бы переманивая его на собственную сторону:

“Ну знаем мы, что это все бред, вся эта греческая бюрократия. Ну… Приятель, ни ты ни я, мы же с тобой оба не виноваты, что мы должны играть в эту бредовую игру”.

На все это ушло довольно много нервов и времени, но все-таки имя моего отца было исправлено. Я получил налоговый номер и бумажку об исправлении написания имени моего отца в дополнение к бумажке о выдаче налогового номера. А это, в свою очередь, дало мне возможность стрясти с хозяина квартиры “официальный контракт на годовую аренду квартиры через налоговую”.

После того, как данный контракт был готов и я получил сигнал об этом от владельца жилья, я отправился к аккаунтанту, занимающему помещение этажом ниже Афинской налоговой.

Совершив несколько непонятных для меня действий на компьютере с моим налоговым номером, она распечатала бумажку, и отдала мне:

– А теперь поднимитесь этажом выше и активируйте свой доступ к управлению налогами через интернет.

Этажом выше меня уже встречала моя старая знакомая, работница налоговой:

– А что у вас теперь?

Я показал бумажку, и она поняла, какие операции нужно было произвести на компьютере. Пригласила жестом в кабинет без очереди, не обращая на стоящих впереди меня людей, и, бросив взгляд на бумажку, перед тем, как вводить данные в компьютер, сказала фразу, которая меня чуть не убила:

– Но имя вашего отца опять Владимир, а не Александр.

Я потерял дар речи. Оказывается, то, что отказывалась сделать работница Афинской налоговой, отсылая в налоговую Ламии, сделала за нее аккаунтант этажом ниже со своего собственного компьютера. Она сделала это так просто, как выпить стакан воды, просто потому, что она не видела вторую бумажку с исправлением имени моего отца, а увидела первую, где было написано: имя отца “Владимир”. И, посчитав иформацию в системе налоговой неправильной, исправила имя обратно с Александра на Владимир. Сделала все то, что было нужно, и на что у меня ушло два или три дня и множество телефонных звонков, за пару минут. Правда, сделала все с точностью до наоборот.

– Идите обратно и напишите имя отца правильно, – по-матерински с заботой во взгляде, смотрящем на меня поверх очков, посоветовала работница налоговой и добавила:

– Послушайте, вам нравится в Греции?

Странно… Когда меня спрашивали подобный вопрос про Голландию, я начинал усиленно думать и обычно говорил: “Да, но…”, а здесь я просто ответил:

– Да, мне здесь очень нравится, – и почувствовал, как мое лицо растягивает улыбка.
– У вас тут очень весело. Скучать не приходится.

– Ах, идите уже, да приходите обратно, – сказала она, пряча улыбку.

Вот так я с самого начала понял, что за собственное счастье нужно бороться. Но эту фразу можно написать и другими словами (выберите наиболее подходящую или придумайте свою, соответствующую желаниям и возможностям):

– Без труда не выловишь и рыбку из пруда.

– Я так сильно хочу быть с ней, что готов горы ради нее свернуть.

– Мне хочется жить в другой стране с тем, чтобы у моих детей была обеспеченная и достойная жизнь, чтобы у них было будущее. Поэтому я буду много учиться и работать, стану программистом и уеду в Силиконовую Долину.

– Я хочу, чтобы Он был моим, только моим, ведь я столько сил потратила на то, чтобы Его найти. Но я не буду торопиться, я знаю себе цену, а – умная, молодая, красивая, у меня вся жизнь впереди, и я хочу только Одного человека в своей жизни. Я не буду торопиться. Я подожду еще…….